Блеск и нищета коммуналок

Блеск и нищета коммуналок

Мой знакомый  Борис снимает комнату в коммунальной квартире в центре Петербурга. Дом построен в 1910 году, относится к историческому фонду и охраняется государством. Борис с гордостью показывал мне потолки высотой 4 метра с лишним, с затейливой лепниной, витую чугунную решётку в парадной и львиные морды над входной дверью. Красиво, не спорю. Но в ванной отваливается штукатурка, в туалете плесень. Из крана течёт дурно пахнущая вода с ржавчиной, которую не то что пить, руки мыть противно. Сантехника, похоже, еще дореволюционная. Заменить её адски трудно и адски дорого.  Если включить одновременно электрочайник и микроволновую печь, вылетают пробки.  Проводка тоже ветхая и не выдерживает современных электрических приборов.

Удивительно, но факт: за такие же деньги (а то и дешевле) Б. может снимать чистую комнату в современном доме со всеми удобствами. Но  в спальном районе.

-Бытовые неудобства –  мелочи. Это же исторический фонд! Этот дом помнит царские времена, революцию, блокаду, развал СССР… Чувствуешь, какая здесь атмосфера? Прикасаешься к живой истории. А в спальном районе стандартно и скучно.

 

Блеск и нищета коммуналок

 

Борис  не один такой. В Петербурге 104 тысячи коммунальных квартир. 8 тысяч не имеют даже ванной. Часть лишена горячей воды. Вообще.  15% зданий в центральной части города, имеющих историческую ценность, имеют износ свыше 40% и 45%. Грубо говоря, почти наполовину разрушены. Люди живут и растят детей, ежедневно рискуя быть ушибленными или вовсе убитыми куском лепнины в стиле барокко. А знаменитые петербургские дворы-колодцы, местная достопримечательность? Ими хорошо любоваться, фотографировать и хвастать перед знакомыми. Но будем честны: жить в таком дворе тяжело. Круглые сутки, даже летом, во дворе темно, сыро и холодно. Дворы-колодцы годятся для романтических свиданий, но не для обычной жизни.

 

Блеск и нищета коммуналок

 

Износ и сохранение исторических зданий – проблема многих городов «в возрасте». Киев, Казань, Рим, даже крохотная Вятка и Тверь имеют свои «больные» места. Однако петербуржцы в буквальном смысле оказались заложниками красоты и истории. В 1990 году город был включён в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.  Причём под защитой находятся не отдельные здания, а весь центр. 72 тысячи гектаров. Это мировой рекорд. Ни один город в мире не охраняется в таком масштабе. Ни один путеводитель по городу не обходится без гордой  фразы: «Петербург – город-музей под открытым небом…» Пробовал  ли хоть один из авторов туристических справочников пожить в музее? Возможно ли это вообще?

Аргументы сторонников сохранения исторических зданий Петербурга известны и не нуждаются в повторении. Медленно ветшающие исторические здания, сумрачные дворы-колодцы и узкие, хотя и неудобные для автомобилей улицы определяют неповторимое лицо города. Это живая история. Та самая атмосфера, о которой говорил Борис, ради которой приезжают в Петербург толпы туристов. Однако давайте посмотрим на проблему с прагматичной, рациональной точки зрения. С точки зрения обывателя, а не чиновника или туриста.

 

Блеск и нищета коммуналок

 

Большинство зданий исторического фонда не просто непригодны, а опасны для жизни. В районах « Конюшенная» и «Старая Коломна — Новая Голландия» расположено 418 зданий. Более 140 из них нуждаются в капитальном ремонте. Это дома, построенные до 1917 года (им почти сто лет!). Там нет лифтов, мусоропроводов, во многих по определению отсутствует горячая вода. Чтобы попасть в туалет или  ванную (если таковая, конечно, имеется), нужно отстоять очередь.  Стиральную машину установить невозможно – не выдерживает проводка. Во многих домах деревянные перекрытия. Малейшее замыкание грозит пожаром.  В таких условиях существуют (слово «проживают», мне кажется, тут не годится)  более 8 тысяч семей (не людей, заметьте, а семей). Более 2 тысяч живут в коммуналках с 7, 10 и даже 25-ю комнатами.

На расселение одного такого дома требуется 90 миллионов рублей. Это только на расселение. Сколько потребуется на капремонт плюс ежегодные расходы на поддержание дома в адекватном состоянии, подсчитать трудно. В 2011 году на расселение коммуналок город потратил 515 млн. рублей. В 2012 году расселили 750 квартир и потратили 1 млрд. рублей.

Будем честны: содержание зданий исторического фонда экономически невыгодно. Дешевле снести и построить пусть стандартный, но комфортабельный дом, чем расселять и ремонтировать старый нестандартный. Нелишне напомнить, что сохранение исторического фонда финансирует государство, т.е. налогоплательщики.

 

Блеск и нищета коммуналок

 

Пройдитесь по центру Петербурга. Вы увидите множество старых зданий. В них никто не живёт. В некоторых идёт хронический вялотекущий ремонт. На других денег пока  нет. Эти здания  ждут своего часа. Глядишь  на осыпающиеся стены и с трудом веришь, что они его дождутся. Сносить нельзя – исторический фонд. При этом нехватка жилья в Петербурге острейшая. А администрация города сохраняет аварийные исторические здания. Для кого? Любопытство и восторги праздных туристов чиновникам важнее, чем жизнь и удобство горожан.  Коммунальные квартиры в центральной части стали модным питерским брендом. Как разводные мосты или белые ночи.  Их показывают туристам. Снимают в кино. В каком-то смысле даже гордятся. Хотя это скорее повод стыдиться.

Если вы продолжите свою прогулку, то заметите, что почти каждый дом в Петербурге чем-то знаменит. Один Ленин чего стоит. В этом доме жил, в этом выступал с речью, в этом бывал в гостях. Никакого бюджета не хватит на реставрацию и сохранения такого количества зданий. Тем более, у любого дома есть свой срок жизни. Возможно, разумнее расставить приоритеты и сохранить наиболее ценные здания?

Если администрация решит сохранить исторический фонд в полном составе, понадобится полная консервация. Это означает, что город окончательно превратится в музей. Чтобы оставаться живым, город должен меняться и развиваться. Придётся пожертвовать частью исторически ценных построек для того, чтобы освободить место новому.

 

Блеск и нищета коммуналок

 

«Городская среда почти не меняется, потому что люди этого не хотят. Люди будут до потери пульса отстаивать старые здания, потому что они напоминают им о молодости. По городу не проехать, потому что мешают трамвайные пути, но их не убирают: горожане возмутятся. На Охтинском мысу, где отродясь ничего не было, не дают строить здания, потому что там якобы историческое место. Любая дрянь – для кого-то памятник. В Мариинке теперь три сцены – концертная, базовая и вторая – огромное приобретение для города! Но слышны только недовольные возгласы — вместо «спасибо». Как будто старые дома были лучше» (Сергей Переслегин, писатель, коренной петербуржец)

 

В самой фразе «город-музей» скрыто противоречие. Город или всё-таки музей? Если город, то он должен быть пригодным и удобным для обычной, повседневной  жизни. Если музей, то – для туристов. А Правительство Петербурга пытается усидеть на двух стульях.

Матвиенко, в бытность свою губернатором, заботилась, скорее, именно о городе, чем о музее. Хорошо ли это у неё получалось, другой вопрос. На углу Невского проспекта и площади Восстания снесли исторические здания 19 века и построили универмаг «Стокманн». Финны постарались сохранить облик снесённой застройки. Но факт налицо: универмаг заметно выделяется на фоне старинных зданий Невского и превышает их по высоте. На месте домов 55 и 59, также  на Невском,  был возведён многоуровневый паркинг и торговый центр. Разразился грандиозный скандал. Сторонники сохранения исторической застройки называли это административным варварством и преступлением.    «Я обязана обеспечить финансовое благополучие города», — объяснила Матвиенко. В 2011 году она даже попыталась исключить Петербург из списка исторических поселений.

 

Блеск и нищета коммуналок

 

Нынешний губернатор занимает расплывчатую позицию. Полтавченко выступает за сохранение исторического наследия, и в то же время не против сноса. Точнее, старается его не замечать. В начале своего правления губернатор пообещал закрыть некоторые масштабные строительные проекты, запущенные Матвиенко. В 2012 году разыгрался скандал с домом Рогова, который снесли, пока губернатор был в отпуске.  И дом снесли, и губернатор вроде не при чём.

 

Блеск и нищета коммуналок

 

В 2012 году правительство Петербурга запустило программу сохранения и развития районов «Конюшенная» и «Северная  Коломна – Новая Голландия». Программа рассчитана на 2013-2018 годы. Стоимость, по предварительным расчётам, 86.9 миллиардов рублей. Вот как может выглядеть центр Петербурга через несколько лет:

 

 

Увы, но при нынешнем уровне коррупции  сохранение и развитие исторической застройки рискует превратиться в  красивую вывеску.  Которой прикрыт очередной распил бюджетных денег.  Старинных зданий в Петербурге много, деньги можно выделять и пилить бесконечно. А на расселение коммуналок деньги у правительства кончились ещё в прошлом году. Так что у наших потомков есть все шансы встретить 22 век в коммуналке с витыми решётками в парадной и без горячей воды. В незабываемой атмосфере.

 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Факты мира
Комментариев: 1
  1. Марья

    Полнейшая чушь.

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector