Русская деревня: возрождение или смерть?

До революции 17 года Россия, как пишут в учебниках, была аграрной страной. Крестьяне составляли абсолютное большинство населения и  кормили всю империю. После революции началось раскулачивание, коллективизация, индустриализация и прочие прелести. В результате появились колхозы и совхозы — эдакое социалистическое крепостное право. Землю крестьяне так и не получили. А вот право работать, работать и работать за гроши осталось.

 

Русская деревня: возрождение или смерть?

 

Многие сейчас ругают советские колхозы. Заслуженно. У колхозной системы была куча недостатков. Мизерная оплата труда. Отсутствие перспективы — рядовой колхозник и его дети были обречены на тяжёлый труд до могилы. Выбиться «в люди» или уехать в город было трудно, особенно в сталинское время.  Колхоз убивал любую личную инициативу и приучал людей к мысли, что они ничего не решают, их дело — подчиняться приказам сверху.  

 

Тем не менее  худо-бедно, но эта система работала. Колхоз был социально-образующим фактором и создавал необходимую для выживания инфраструктуру: строил дома, дороги,   школу, больницу, дороги, детский сад и т.д. Вольно или невольно колхозное руководство заботилось о нуждах местного населения. Пусть колхозник гнул спину на колхоз за копейки. Зато колхоз помогал крестьянину выжить. Если нужно было вспахать огород, колхоз давал лошадь. Колхоз давал зерно, дрова, сено. Как и во всём СССР, в деревне процветало мелкое воровство, которое считалось не преступлением, а обычной практикой. Бригадир воровал машину свёклы, рядовой колхозник — мешок картошки. Но этот мешок помогал семье пережить зиму. Колхоз развивал хозяйство во всех направлениях: были поля, коровники, птичники, пасеки, сады, мастерские. Колхоз давал работу всему селу. Благодаря колхозам и совхозам русская деревня пусть не процветала, но сохраняла жизнеспособность.

 

Русская деревня: возрождение или смерть?
Когда совок развалился, развалилась и колхозная система, а вместе с ней и сельское хозяйство. Немного статистики. За годы аграрных реформ исчезло 27 000 колхозов и 23 000 совхозов. В 2011 году зерна было собрано всего 90 тонн. Это чуть больше половины от дореформенного количества. Животноводство пришло в упадок. Количество коров уменьшилось в 21 млн. голов до 12, свиней — с 33 до 9 (!), овец и коз — с 67 до 10 млн. голов. Российская корова даёт молока почти в три раза меньше американской и почти в 4 раза меньше израильской. Среднегодовая урожайность зерновых на российских нечернозёмах в 4 раза меньше, чем на шведских, и почти в 4 с половиной раза меньше, чем в побеждённой Германии.
Сельское хозяйство дышит на ладан. Парадоксально, но факт: до 70% продовольственных потребностей нашей страны покрывается за счёт импортных поставок. И дело даже не в том, что Россия, славящаяся плодородными чернозёмами Кубани, не в состоянии прокормить себя сама. А в том, что заниматься сельским хозяйством рационально и по-хозяйски, как это делали высланные в 20-е годы кулаки или умные председатели колхозов, невыгодно. В докризисные годы литр солярки в деревне стоил дороже литра молока. Кто в таких условиях рискнёт держать корову? Колхозы развалили, а взамен ничего не создали. Работы в деревне нет. Молодые уезжают, остающиеся медленно спиваются. Деревня деградирует. В некогда процветавших  селах доживают свой век дряхлые старухи да алкоголики.

 


Деревни, сёла и города российской периферии стремительно пустеют. Если посмотреть на карту России, легко заметить, что больше всего людей живут в городах и вокруг городов. Население сосредоточено в треугольнике, углами которого являются Санкт-Петербург на севере, Сочи на юге и Иркустк на востоке. Чем дальше от города, тем безлюднее. Страна медленно превращается в архипелаг. Больше всего пострадал Дальний Восток и Крайний Север. За последние 10 лет население на Дальнем Востоке сократилось на 40%. На Крайнем Севере — на 60%.  В Сибири исчезло 11 000 деревень и 290 городов. Если при совке эти регионы выживали благодаря госдотациям, то сейчас все, кто в состоянии двигаться, бегут оттуда поближе к Москве, Петербургу, Сочи и Краснодару.
Вошёл в моду новый вид туризма: сталкерство по заброшенным деревням. Вот ссылка на проект “Исчезнувшие деревни России”. Список, понятно, далеко не полный, но очень поучительный:

http://letopisi.ru/index.php/%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BA%D1%82_%D0%98%D1%81%D1%87%D0%B5%D0%B7%D0%BD%D1%83%D0%B2%D1%88%D0%B8%D0%B5_%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%B8_%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8
Стремительно исчезает целый класс, со своим образом жизни, культурой и менталитетом. Теперь главная задача родителей в деревнях это не воспитать работника, а любой ценой пристроить дитя в городе. Самое главное, деревенские часто сами уже не хотят работать. Сельский труд — это адски тяжело. Зачем с утра до вечера гнуть спину в коровнике или на поле, когда можно устроиться охранником в город и получать те же деньги (а то и больше), спокойно сидя на стуле? Получается замкнутый круг. С одной стороны, у людей в деревне нет работы. С другой стороны, работать дояркой или трактористом уже никто не хочет. Вместе с деревней вымирает тот тип рачительного и трезвого крестьянина, который кормил Россию до революции и после неё. Люди забыли, чем можно заняться в деревне. Теперь у них есть телевизор и водка — лучшие средства отвлечься от проблем.

 

Русская деревня: возрождение или смерть?
После кризиса 1998 года ситуация изменилась. На деревню обратил внимание большой бизнес. Не потому, что в олигархах вдруг взыграли патриотические чувства. Гигантские сырьевые и финансовые структуры поняли, что самое надёжное вложение денег — это не золото и даже не недвижимость. Это земля. И начали создаваться аграрные империи. Одно время “Газпром” владел землями размером с Тульскую область. Дерипаска скупал плодородные чернозёмы Кубани. Председателям колхозов и совхозов платили солидные отступные, а за это получали землю, имущество и власть в бывшем колхозе. Олигархи по дешёвке скупали лес для охоты, землю — под гигантские дачи. В России начал складываться новый класс так называемых латифундистов.

 

Создаётся громадная структура — агрохолдинг, владелец которого и становится реальной властью на селе. Агрохолдингу невыгодно заниматься развитием инфраструктуры и вообще поддерживать жизнь на селе. Это бизнес, а не благотворительность.  Агрохолдингу  проще нанять дешёвых таджиков, чем возиться с местным вечно нетрезвым населением. Причём не все агрохолдинги  — отечественного происхождения.  Из 700 российских крупных агрохолдингов около 70 принадлежат зарубежным хозяевам. Российское законодательство запрещает им покупать землю. Но закон легко обойти. Зарубежная фирма создаёт дочернюю компанию, та, в свою очередь, рождает «внучку», а «внучка» уже с полным правом скупает российскую землю. Громадную роль, конечно, играет коррупция среди чиновников, распоряжающихся землёй, и бывших председателей колхозов. Часто им всё равно, кто будет владеть участком, хоть сам чёрт рогатый, лишь бы деньги платил. Концов — кому на самом деле принадлежит земля — уже не найти.

 

Русская деревня: возрождение или смерть?
Эксперты считают, что самые прибыльные агрохолдинги принадлежат офшорным компаниям. В основном, это Кипр. Говорить о том, что Россия уже распродана, нельзя. Но процесс идёт, особенно на Кубани, где сосредоточено главное аграрное богатство России — чернозёмы. Земли Московской области тоже активно скупаются иностранными компаниями. Статистики по этому вопросу не существует.
Русскую деревню и сельское хозяйство смогли бы спасти фермеры. Развитие мелких хозяйств наряду с крупными. Деньги из бюджета на возрождение и развитие русской деревни выделяются из государственного бюджета. Например, национальный проект “Развитие агропромышленного комплекса”. В проекте много красивых слов. Тут тебе и стимулирование развития малых форм хозяйства (фермеров) и обеспечение жильём молодых специалистов и то, и другое. Но увы! На деле чиновникам возиться с мелкими фермерскими хозяйствами невыгодно. Геморроя много, а результат будет виден не сразу. Проще дать бюджетных денег агрохолдингу, который обещает построить коровники, пригнать на поля современную технику, а главное, нехилые откаты.

 

Русская деревня: возрождение или смерть?

Податься в фермеры в России рискуют только люди с железной выдержкой. Во-первых, вести собственное хозяйство — дело затратное. Корма дорогие, тарифы на газ и электроэнергию постоянно растут. Хороших работников (хотя бы трезвых) найти сложно. Найти хороший рынок сбыта сложно. Даже если фермеру удастся решить эти проблемы, возникает другая, практически неразрешимая. Это система. Фермер перед агрохолдингом и вообще любым начальством абсолютно беззащитен и бесправен. Чиновники этим активно пользуются.  Например, без разрешения ветеринарного надзора он не имеет право вывезти свою продукцию за пределы региона для продажи. И не потому, что качество продукции низкое, а потому, что чиновник надзора хочет подзаработать. И так далее. Без бумажки фермер и плюнуть не может. А всякая бумажка стоит денег.

 

Сейчас Россию кормят в основном агрохолдинги. Фермеры производят около 7-9% продукции. А часть населения кормит себя сама, не дожидаясь помощи от государства. Это мелкие частники-дачники, которые на своих огородиках выращивают картошку и огурцы для засолки.

Русская деревня: возрождение или смерть?
Возможно ли возрождение прежнего, трезвого и хозяйственного крестьянства в России? Мнения расходятся. Одни говорят, что возможно, если удастся возродить прежний дух крестьянского самоуправления. В интернетах много говорят об опыте Глеба Тюрина, бывшего биржевого брокера, ныне директора Института общественных и гуманитраных инициатив (Архангельск). Главное по Тюрину — вернуть людям веру в собственные силы и дать реальную власть. Тюрин побывал в 40 умирающих архангельских деревнях, беседовал с жителями и создавал ТОСы (территориальные органы самоуправления). На короткое время деревни оживали, однако потом большая часть захирела снова. По разным причинам: сменилась региональная власть и избавилась от неудобного конкурента в лице ТОСа, угас энтузиазм жителей. Многим деревенским кардинальные перемены не нужны.
Другие говорят, что возрождать крестьянство вовсе нет нужды. Развитие экономики, агрономии и техники окончательно убило ту деревню, которую мы видели в советских фильмах. Будущее — за крупными агрохолдингами, которые сами производят, сами перерабатывают и сами продают. По сути, это те же колхозы, только с капиталистическим лицом.

Вопрос в том, кому будет принадлежать российская земля через пару десятков лет? России ли?

 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Факты мира
Комментариев: 1
  1. Евгения

    Деревня и фермерство это прошлое и будущее большинства народов, особенно русского, вся европа практически одноэтажная, государство должно существовать для людей а не за счет людей, нормально и естественно жить и работать на своей земле, все развитые страны благоустраивают деревни и ориентируются прежде всего на них как на самую благоприятную среду для жизни человека

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector