О детях рожденных в тюрьме

Сегодня мы поговорим о детях рождённых в тюрьме.

 

«В учреждениях Федеральной службы исполнения наказания ежегодно рождается до 1000 детей (по другим сведениям — 200-300 детей). Часть из них сразу же попадает на свободу, к родственникам матерей-заключенных. Например, в 2013 году родственники забрали к себе 270 детей, остальные же оказались в местах заключения —  в следственных изоляторах и исправительных колониях.

 

На данный момент существует 13 колоний с домами ребенка, общая наполняемость которых составляет от 800 до 900 мест. Есть совсем небольшие дома ребёнка, есть такие, которые рассчитаны на 100 – 120 человек. К сожалению, наша правоохранительная система и судебные органы работают так, что эти места всегда наполняются. В среднем ежегодно в домах ребенка при колониях находятся около 800 человек.

 

О детях рожденных  в тюрьме

 

Пресс-служба ФСИН России в середине 2015-го года сообщала, что «На территории исправительных учреждений исправительно-уголовной системы ФСИН всего находится 13 домов ребёнка, и в них находятся на сегодняшний день 670 детишек в возрасте до трёх лет»».

Речь пойдет о женщинах, ставших матерями во время заключения и их детях, то есть беременная подследственная или осужденная попала в следственный изолятор или забеременела (например, на свидании) уже в колонии.

Даже если женщина родила за день до того, как попала в тюрьму — ее разлучат с ребенком (дело даже не в том, что пребывание матери и ребенка в тюрьме запрещено законом, скорее, нет правоприменительной практики на данный момент).

 

О детях рожденных  в тюрьме

 

Мы знаем статистику, что почти 90% детей, выросших без родителей, в детдомах — идут сомнительным жизненным путем: становятся наркоманами, алкозависимыми, попадают за решетку, занимаются проституцией и прочее. Дети алкоголиков, когда их не разлучают с родителями и они наблюдают пьянки последних — в основном идут по стопам предков.

 

Дети, на глазах которых родители совершали преступления или попадали в тюрьму — в большинстве копируют последних. Резонно предполагать, что дети, рожденные матерями в тюрьмах повторяют судьбу той, что дала им жизнь.

 

Об этом и поговорим: кем становятся эти дети, как растут в тюрьме рядом с матерью, с кем остаются по достижению трех лет, воссоединяются ли с матерью после ее освобождения.

 

О детях рожденных  в тюрьме

 

Для начала стоит рассмотреть, что есть личность женщины (матери), которая попадает в тюрьму.

 

Данные за 2011 год: «Сегодня в России отбывают наказание более 62 тысяч женщин, из них около 10 тысяч ВИЧ-инфицированы, около 20 тысяч страдают психическими заболеваниями, 7 тысяч имеют наркотическую зависимость и 620 человек больны туберкулезом. Соответственно и почти все дети из домов ребенка при колониях входят в группу риска».

 

Сегодня цифры похожие: 52 495 женщины (всего заключенных разных категорий в России на данный момент —  644,7 тыс. человек). Средний возраст женщин-заключенных 37 лет, преступления, за которые они осуждены в основном: кража, экономические махинации, причинение вреда здоровью, убийства (как правило — родственников — бывших мужей. родителей, детей) и др.

 

10-я часть от всех осужденных в России — женщины, вроде не так много, но, как говорят работники судебной системы, — судьи выносят особо жестокие приговоры осужденным женского пола… С чем это связано — можно только гадать.

 

О детях рожденных  в тюрьме

 

У многих женщин, однажды попавших в тюрьму, случается рецидив. Это связано и с изначальным воспитанием, с тем, что женщина, будучи девочкой, росла в неблагополучной семье и с тем, что после выхода из колонии — она подвергается стигматизации, становится изгоем в обществе: на работу ее не берут, относятся как к человеку третьего сорта, психика повреждена и т. д.

 

Начать жизнь сначала и тем более забрать детей из детдома (если до осуждения у нее были дети или если они родились в колонии и позже попали в детдом) — хотят немногие, а способны единицы. Кто-то не может устроиться на работу, кто-то скатывается в жизненное болото, начинает пить, в итоге опять попадает за решетку…

 

О детях рожденных  в тюрьме

 

Некоторые и не хотят уходить из тюрем: женщины по сути становятся антисоциальны, не приспособлены к жизни, утрачивают навыки социального функционирования, умеют существовать только на «нарах», выходя на волю, они не могут ни заработать, нечем платить за квартиру (если последняя есть и ее не отняли пока женщина была в тюрьме), они не могут банально поесть приготовить, потому что разучились или никогда не умели, нет никаких связей, родственники нередко отказываются от таких сестер, дочерей, жен, матерей, в итоге освобожденная не знает, как жить…

Поэтому часть вышедших из тюрем всеми силами стремятся попасть туда вновь.

 

Нравы в женских тюрьмах — ни для не секрет — гораздо суровее, чем в мужских: женщины более жестоки, агрессивны, без сожалений расправляются с неугодными соперницами или несмиряющимися дамами, не принимающими общий строй и диктаторство. И те, кто находятся внутри всей этой системы со стороны правосудия — говорят, что женская колония — это очень страшно.

 

О детях рожденных  в тюрьме

 

Даже пробыв несколько месяцев в заключении — психика меняется навсегда, женщина никогда не станет такой как прежде, можно сказать — никогда не станет обычным человеком, а в некоторых случаях — и нормальным….

 

Каждый десятый в колониях — болен Вич, 5 % туберкулезом… Добавим сюда фон из неблагополучной семьи, в которой росла осужденная и психические нарушения в той или иной степени почти в 100% случаев. Даже если женщина адекватна — она в редких случаях способна нормально устроиться в жизни, реализоваться в социуме, что опять не оставляет ей выбора — и она либо возвращается на «нары», либо заканчивает еще хуже. Единицы поворачивают жизнь вспять.

 

О детях рожденных  в тюрьме

 

Вопрос: что может дать такая мать своему ребенку? Ничего… В большинстве случаев — спасение для детей, когда их разлучают с матерями, а потом ребятишек кто-то усыновляет, это спасение для них…

 

О нравах в женских колониях, о женщинах, ставших матерями в период заключения в передаче «Женская тюрьма» тк «совершенно секретно»:

 

 

Но здесь есть еще один момент:

 

«В тюрьмах сидят тридцать процентов людей, которые осуждены без вины. Об этом свидетельствуют и статистика Совета по правам человека, и наши наблюдения» (данные организации «Русь сидящая»).

 

То есть, как свидетельствуют данные организации, кроме тех вот, кого называют асоциальными элементами (ведь перечислены цифры в 20 %, 10 %, а про остальную часть нет однозначных сведений) — есть и невинно осужденные. И, может быть, они заслуживают иного отношения?

 

Смотря документальные фильмы, я увидела единицы матерей со скромным огоньком материнского инстинкта в глазах… Надеялась заметить хоть кого-то невинно осужденного и скучающего по детям, увидела в нескольких видео всего пару женщин, испытывающих хоть какие-то, пусть смешанные чувства к своим детям.

 

О детях рожденных  в тюрьме

 

Есть, конечно, невинно осужденные и есть матери с сохраненным материнским инстинктом. Наверное, есть ныне и были массово в некоторые периоды 20-го века «заключенные-героини», которые за решетку попадали за слово, сказанное поперек тем, кто желал угробить страну. Но всех их очень малый процент, несравненно малый…

 

И с другой стороны: некоторые мнения раздражают своей поверхностью, например, «женщина, убившая своего мужа, осужденная на лет 5-7 или больше — недостойна видеть малыша, она плохая мать априори, даже если в ней горит искренняя искра любви к ребенку». Откуда мы знаем, что да как было… Есть ситуации, когда не поставишь так вот однозначно вердикт: может, муж ее бил безбожно, а она переборщила со сдачей…

 

Человек может кричать о своей невиновности, но стоит посмотреть на его поведение, дела и отношение к детям. Есть те, кто признают свою вину, но хотят видеть детей, общаться с ними, и колония ломает таких, если не давать им свиданий с детьми — они деградируют быстрее. Вопрос сложный.

 

О детях рожденных  в тюрьме

 

Теперь поговорим о личности самих детей, рожденных матерями в заключении.

 

«Сегодня в домах ребенка при женских колониях (данные по периоду несколько лет назад) воспитываются 805 детей, из них 319 еще нет года. У 45% из этих 805 детей выявлена врожденная патология, у 40% — заболевания центральной нервной системы, у 19% — гепатит С или гепатит В, 8% рождены ВИЧ-инфицированными матерями».

 

Вот такая «наследственность»…

 

Дети могут находиться с матерью только до трех лет, потом их передают в детдом, либо родственникам. Есть еще сейчас такой инновационный, недавно стартовавший в России вариант как фостерная семья. Когда детей берут на временную опеку, пока мама в тюрьме, после передают ребенка маме, если, конечно, она согласна на это. Но такая практика слабо развита у нас в стране на данный момент.

 

В российских женских колониях от 800-900 мест всего 200 рассчитаны на совместное пребывание матери и ребенка, где дети могут проживать в одной комнате с матерью — как правило это маленькие комнатки по типу «общаг», в основном дети до трех лет живут в детских домах при тюрьмах.

 

Сюжет передачи «Такая жизнь. Родившиеся в неволе» (три женщины, три истории):

 

 

«Анатомия любви» — документальный фильм о детях, рожденных в колониях:

 

 

По статистике и наблюдениям воочию пребывание матери и ребенка благоприятно сказывается на обоих. И это касается колоний в том числе.

 

«Совместное проживание матери и ребенка, это то же, что и жизнь с ребенком дома. Ведь статистика и их внутренние, какие бы то ни было, исследования, по заболеваемости, по рецидивам, отличаются на 2 порядка. Заболеваемость детей, рожденных в тюрьме, при совместном проживании снижается на 43%.

 

Но это не означает, что мамы в какой-то одной колонии живут со своими детьми все вместе. Нет. К сожалению, выделено лишь небольшое количество мест в каждой колонии. У мамы с ребенком cвоя комната в огороженном от остальной территории месте и КПП. Там живут как в комнате общежитии».

 

Хочется, конечно, сказать — смотря какая мать… Но маленькие дети любят любых родителей, а вот последние, к сожалению, не всегда это ценят. Есть случаи, когда менялись и женщины, и дети преображались, когда им разрешали жить вместе во время заключения. Некоторые матери забирали детей после освобождения домой. Но это очень редкие ситуации…

 

О детях рожденных  в тюрьме

 

Гораздо чаще: малыш лишь средство. Средство улучшения условий пребывания в колонии, смягчения приговора, повод для досрочного освобождения и прочее. Этот ребенок в большинстве случаев никому не нужен… готовы на такое вот «инкубаторство» ради собственной выгоды и те, кто сидят за убийство первого ребенка или.. детей.

 

«Мамашка» состроит вид благочестивой на время пока есть в этом смысл, а потом ребенка передают в детдом, и о нем больше никто не вспоминает… И как говорят в фильмах: «у этого ребенка был хоть один год в жизни, где его немного любили, где он видел мать какой бы она не была. И порой это единственный счастливый год в его жизни».

Какая может быть судьба у таких детей??

 

О детях рожденных  в тюрьме

 

Что касается будущего и «кармы»:

 

«У детей плохих мамаш первые годы жизни в тюремном садике, может быть, самые счастливые в детстве. Звучит парадоксально, но это так. И вот почему. Как правило, малышей в таких домах малютки при зонах не больше десятка.

 

Персонал — врачи, няни, воспитатели набирают из местных жительниц. Располагаются колонии для мам с детьми в глубинке, где часто никакой другой работы нет. Поэтому местные женщины трудом в колонии дорожат, ведь другой не найти.

 

Текучки кадров не наблюдается. Мать лишь посещает ребенка. А обслуживают его — кормят, моют, лечат, встают по ночам, меняют ползунки сотрудники дома малютки. Как они говорят, многие из здешних мамочек никогда столько внимания детям уделять не будут.

 

 

Все материальные расходы на жизнь и лечение детей берет на себя государство. Красть за колючей проволокой в зоне невозможно. Так что здешние дети питаются зачастую лучше, чем многие их сверстники в аналогичных домах на воле».

 

«Для Ирины В. из небольшого сибирского городка осталось, как говорят в армии, «сто дней до приказа». Она практически полностью отбыла свой срок. И уже собирается на волю. Ее маленький сын на волю не выйдет. По крайней мере в ближайшее время. Ирина из стаи мамаш-кукушек. Сына она в доме малютки вниманием не баловала. Объяснив персоналу просто: «Чтоб не привыкать…».

 

О детях рожденных  в тюрьме

 

Да и сын у нее далеко не первый ребенок. Из трех детей женщины, на воле она родила только старшую дочь. Но где девочка сейчас не знает. Ее лишили родительских прав спустя год после родов за то, что по пьяному делу «забыла» зимой в сквере ребенка на лавочке. Малышке повезло, что в мире есть собачники, которые по вечерам выгуливают псов по темным скверам. Собака и нашла ее. Иначе замерзшего ребенка обнаружили бы лишь утром.

 

Всех своих детей Ирина подарила государству. Последнего тоже. Отказ она напишет только перед самым выходом, иначе нормальные матери могут устроить ей соответствующие «проводы».

Кстати, большинство таких кукушек ждут для подписания отказа именно последнего дня. И практически все отказывающиеся — это женщины, которые уже имели детей.

 

О детях рожденных  в тюрьме

 

Ребенка из зоны в таком случае передадут в обычный интернат, и его может усыновить любая семья. Никаких ограничений или специальных процедур для усыновления детишек из зоны не предусмотрено. Но почему-то именно «зоновских» детей усыновляют меньше всего… И среди них самый большой процент тех, кто потом возвращается за колючую проволоку без облегченного режима».

 

Можно написать красивые истории о том, как дети, рожденные за колючей проволокой, стали художниками, артистами, музыкантами, личностями, но таких историй единицы .

Таких историй единицы по сравнению с другими грустными историями, когда дети оказывались никому не нужны, повторяли судьбу своих родителей и прочее.

 

Замкнутый круг: «Не существует социальной реабилитации заключенных, – психологически бывших заключенных, отдавших долг, получивших возмездие. Казалось бы, за что дальше наказывать. Но они оказываются даже уже не людьми второго сорта. Это люди, которым просто некуда деваться.

 

О детях рожденных  в тюрьме

 

В таких условиях нужно обладать огромной силой воли, чтобы забрать ребенка из детского дома. Однако, чтобы забрать ребенка, нужно позаботиться о наличии справок: о месте жительства, о том, что тебя приняли на работу. Получается замкнутый круг.

 

Как правило, большинство детей в тюрьму для малолетних попадают из детских домов, а потом, опять же, как правило, оказываются уже во взрослой тюрьме, потому что это тот опыт, который как раз не впитан с молоком матери, это то что, воспитано окружением.

 

Детдомовский ребенок в 60% случаев попадает в колонию для несовершеннолетних«.

 

 

О детях рожденных  в тюрьме

 

И все-таки об историях положительных. Я лично знала только нескольких женщин, которые освободились из тюрьмы и начали новую жизнь, забрали детей из детдома, но все они, эти женщины, уверовали, и стали довольно ревностными христианками.

 

Женщины, сумевшие повернуть судьбу вспять и после освобождения воссоединившиеся с детьми, нередко становятся активистками движений помощи заключенным. Например, Мария Ноэль, соавтор проекта «Тюремные дети», после освобождения воспитывает двух детей, один из которых рожден в тюрьме.

 

О детях рожденных  в тюрьме

 

Женщина радеет как раз за то, чтобы с помощью проекта матери «открыли глаза», чтобы материнство, как дар свыше, осветил однажды согрешивших и исправил:

 

«Если мама, родившая в тюрьме, прикипит к своему ребенку, она забудет обо всем на свете. У меня есть подопечные, которые отбыли наказание и сейчас находятся в состоянии реабилитации и восстановления семьи.

 

Одна из них родила в тюрьме и жила на зоне с ребенком, на время расставалась с ним, но сейчас освободилась. Она за своего ребенка готова бороться. Она забудет обо всем на свете. Для нее семья стоит на первом месте.

 

О детях рожденных  в тюрьме

 

Мы бы хотели, чтобы этот сильный ресурс – пробуждение материнского инстинкта – был использован. Наши основные задачи: во-первых, чтобы ребенок жил с мамой, во-вторых, не уехал в детский дом, в-третьих, чтобы они воссоединились, если им пришлось расстаться.

 

Поверьте, две большие разницы: женщина, которая не жила с ребенком, и женщина, которая, находясь в заключении, всегда была со своим ребенком рядом».

 

И это конечно, правильный подход. Преображение, когда мать из агрессивной преступницы, лишенной ласковых чувств к кому бы то не было превращается в женщину, способную любить своих детей — на самом деле чудо, и преображаются вокруг все, кто это наблюдает. Но все же это редкость…

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Факты мира
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector