От кого нужно спасать российское образование?

В последнее время «запад» стал каким-то всеобщим эталоном, на который вдруг все, как один, решили равняться. Мы снимаем фильмы по образцу западных,  выпускаем по тому же образцу теле-шоу, из-за границы нам привозят продукты, даже картошку, в сфере медицины тоже происходят изменения ― новая система обеспечения страховки за счёт частного сектора медицинских услуг ― также подражает западным принципам, и вроде это даже не слишком плохо, но на фоне ситуации государственной медицины меня почему-то эти нововведения не сильно радуют. Так и систему образования не обошла эта западная напасть.

 

От кого нужно спасать российское образование?

 

Первое, что бросается в глаза, это популярность метода тестирования, который активно используется в учебной среде, начиная со школьной скамьи и заканчивая курсами повышения квалификация. Любому человеку понятно, что для того, чтобы получить полный и развёрнутый ответ на свой вопрос, не нужно предлагать варианты ответа.

Вот, к примеру, при приёме на работу сотрудника: никто же не даёт предполагаемому кандидату четыре варианта ответа, спрашивая о его профессиональных качествах. А ведь процесс получения знаний, процесс образования ― это куда более важная вещь, я бы даже сказала, что это фундаментальная основа человеческого общества. Спрашивается, почему же допускается такое досадное упрощение в столь серьёзном деле?

Учительский коллектив крайне обеспокоен качеством знаний современных школьников. Дело в том, что сегодня интерес к учёбе как таковой неуклонно падает. Школьники всё менее охотно занимаются своим просвещением, во много раз возросло число учащихся, которые прогуливают уроки. Молодёжь в большей своей массе учиться не хочет. И тут спасительным островком для них замелькали тесты: «Нате, детишки, хоть что-то сделайте, тут всё легко, если не знаете, что ответить, ставьте наугад».

 

От кого нужно спасать российское образование?

 

Таким образом, вместо того, чтобы повышать учебную планку, создавать более жёсткие рамки для обучения, с помощью которых у несознательных учеников появилось бы больше мотивации, чтобы прилежно учиться, хотя бы для гарантированного поступления в ВУЗ, мы наблюдаем занижение требований.

На лицо оказание медвежьей услуги школьникам, на выходе мы не получаем ничего, кроме некачественных фрагментарных знаний. Дело здесь, конечно же, не только в повальном количестве тестов, которые используются в школьной среде везде и всюду, разве только, что сочинения в тестовой форме не пишутся, но, думаю, и данный промах образовательной системы скоро будет исправлен.

Опасения подтверждают и отзывы членов приёмной комиссии ― то есть преподавателей университетов ― которые с ужасом в один голос говорят о совершенной неграмотности абитуриентов. Одна моя хорошая знакомая не раз рассказывала о том, что во время обучения в университете преподаватели честно, положа руку на сердце, признавались их курсу в том, что таких «слабых» студентов у них ещё никогда не было. Это были первые эксперименты ЕГЭ….

О ЕГЭ за последние годы шла масса споров. Вот одно из мнений преподавателя ВУЗа, которое мне довелось слышать лично:

 

«Я негативно отношусь к ЕГЭ, ни в коем случае его не одобряю, но считаю, что шум, который поднимается вокруг этой системы, не оправдан. Когда мне говорят о том, что сдавать ЕГЭ очень сложно и трудно, я всегда возражаю. Там всё запредельно просто».

 

Это мнение одного из виднейших специалистов, кандидата методических наук, мне кажется отчасти справедливым. Считаю, как человек прошедший через процедуру ЕГЭ, что имею полное право поддерживать мнение о том, что это был несложный экзамен. На моей памяти и не было случаев того, чтобы кто-то не прошёл данное испытание. Но также считаю себя вправе и негодовать по поводу внедрения этой тестовой системы в образование, поскольку собственнолично знакомилась с незамысловатым искусством «угадывать верные ответы», которому нас обучала школьная учительница русского языка. Представляете, в ЕГЭ даже можно научиться угадывать ответы! О каком качестве образования тут собственно речь? В процессе она также не переставала успокаивать нас тем, что на твёрдую «три» сдадут все при любом исходе.

 

От кого нужно спасать российское образование?

 

Вместо того, чтобы закреплять в старших классах, полученные нами за 8 лет знания, обучаться речеведческому мастерству, на которое рассчитан курс 10-11 классов, мы учились угадывать ответы, и справляться с однотипными егэшными вопросами.

Но, надо отметить, наряду с незамысловатой тестовой частью ЕГЭ, его вторая часть, так сказать на «четыре» и «пять», бывает весьма «загадочной». По словам многих учителей, даже они не всегда способны выполнить те задания, которые предполагают подтверждения более чем троешных знаний. Преподаватели признавались, что даже им не всегда удаётся осмыслить тексты, предлагаемые в ЕГЭ ученикам, по которым школьники должны отчитаться не просто мини-сочинением, а также обозначить проблемы, затрагиваемые в тексте, и аргументировать свой ответ примерами из литературы и из жизни.

 

От кого нужно спасать российское образование?

 

Получается, что ЕГЭ это действительно просто, завалить сие мероприятие будет трудновато, но вот вопрос в том, на какую оценку придётся рассчитывать юному дарованию, остаётся открытым.

Ещё одно нововведение ― это федеральный государственный образовательный стандарт нового поколения (ФГОС). Согласно ему, перед учителем ставится следующая задача: развитие  у школьников творческого, нестандартного мышления. Цель конечно благородная, но какими средствами её достичь?

ФГОС гласит, что цель учителя ― это заставить школьника занять активную позицию на уроке, так сказать, сделать его субъектом образовательного процесса, а не объектом. Учитель становится на уроке посредником между учеником и учебником, побуждая школьника к самообразованию и самостоятельному поиску истины.

 

От кого нужно спасать российское образование?

 

Новый ФГОС стал уже обязательным для начальной школы, и, когда моя сестра-второклассница с печальными глазами делает английский язык, я всегда, сразу вспоминая об этом нововведении, подхожу и спрашиваю её, что случилось? И довольно часто слышу от неё, что она не может выполнить задание, потому что «нам это не объясняли». Тогда я, решив её проблемы, задумываюсь над тем, как можно изучать совершенно незнакомый, посторонний для малышей язык, ориентируясь на новые стандарты. Причём учитель в школе, так и говорит своим подопечным, которым «не объяснили», что «вы должны суметь отыскать нужную информацию сами».

Я не понимаю, почему второклассник должен самостоятельно разбираться в том, глагол какого времени следует употребить в этом предложении, или в том, какое нужно поставить окончание.

Почему бы не дать для начала детям схему, образец,  а потом уже требовать верного решения задачи!?

Или, к примеру, новые стандарты предполагают создание единого информационного пространства за счёт тесных связей между всеми школьными предметами…. На этой волне также были мысли объединить такие предметы, как русский язык и литература, в один (и вероятно тем самым добить и без того угасающий интерес к литературе, и, в частности, к книгам).

Получается, что вместо того, чтобы заложить в умах учащихся прочную информационную основу, в их голове за время учёбы в школе должно образоваться единое междисциплинарное пространство, и творчество, творчество, творчество…! Я считаю, что школьные знания ― это большая образовательная база, которая должна содержать реальные, вполне конкретные знания по каждому предмету. Выпускник твёрдо должен знать правила русского языка, формулу воды, анатомию тела и ещё много различного рода фактов, которые развивают человеческий кругозор.

 

От кого нужно спасать российское образование?

 

Конечно же, есть и обратная сторона медали: использование на уроках междисциплинарных связей, стремление развивать учеников, как активных субъектов урока, это положительные новшества, только если всё это делается в меру. Замечательно, если урок литературы будет подан во взаимосвязи с историей, и ученики, разобравшись в том, как эпоха влияет на искусство, по-новому взглянут на мировой культурный процесс; или если химия «вмешается» в биологию и наглядно в формулах «продемонстрирует» реакции в человеческом теле, которые, к примеру, происходят в мышцах при занятии спортом.

Но, на мой взгляд, не совсем разумно делать вышеприведённые достижения методической науки едиными стандартами образования, которые учитель должен обязательно реализовать на КАЖДОМ проведённом уроке. Старая советская школа была впечатляющей и сильной, и не стоит кардинально переворачивать весь образовательный процесс с ног на голову, забывая о годами накапливаемом педагогическом опыте.

 

От кого нужно спасать российское образование?

 

Преподавателей в университетах также сокращают, причём под предлогом того, что надо давать дорогу молодым ― данный процесс в Министерстве образования окрестили «оптимизацией преподавательского состава». Вроде бы цель опять-таки здравая, помочь молодым специалистам, только пути её достижения совершенно не годятся. Увольняют грамотных профессиональных педагогов, имеющих научные степени, а тем, кого всё же оставляют на рабочих местах, урезают зарплату. Не задумываются ли там, на верху, что, если на кафедре соберётся «зелёный» состав молодых аспирантов, полноценное функционирование факультета станет невозможным. Надо ценить преподавателей, за плечами которых богатый педагогический опыт и огромный багаж знаний, поощрять их премиями, а те, в свою очередь, будут передавать свои навыки молодой смене. Снова идёт разговор о разрушении основ, на которых в данном случае держится высшее образование.

 

От кого нужно спасать российское образование?

 

Тем временем число сокращений растёт, а параллельно с ним и растёт нагрузка преподавателей. Нужно отметить, что сегодняшнему университетскому наставнику для того, чтобы прилично зарабатывать, нужно не просто добросовестно работать со студентами, но и активно, я бы даже сказала, крайне активно, заниматься научной деятельностью. Регулярное написание научных статей, участие в конференциях, оформление множества документов, ведение дипломников…и прибавьте к этому организацию лекций и семинаров! Преподаватели в ВУЗах скоро будут валиться с ног от растущего круга взваленных на них обязанностей.

Сокращение преподавателей, маленькие заработные платы, рост требований к педагогам ― всё это ведёт к снижению качества образования.

Ведь для того, чтобы с душой преподавать свой предмет, грамотно подавать студентам изучаемый материал, преподавателю нужно не только много сил, но и необходима масса времени, которое по воле «реформаторов» педагог тратит, оформляя кучу не нужных бумаг, и постоянно доказывая своими научными изысканиями, что он заслуживает своё звание преподавателя.

 

От кого нужно спасать российское образование?

 

Нам нужно крепко задуматься над тем, как обеспечить образованность будущего поколения, несмотря на всевозможные ЕГЭ, новые ФГОСы и совершеннейшее неуважение властей к преподавательскому труду, и спасти образование в России от недалёких, незаинтересованных в развитии общества, людей.

 

 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Факты мира
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector