Четыре маски цензуры в США

Представьте себе, что мы попали на съёмку фильма в Голливуд. Элизабет Тейлор готовится к очередному дублю. И вдруг на площадке появляется строго одетая девушка в очках. Она взбирается на лестницу, оценивает бюст Тейлор и выносит вердикт: декольте слишком глубокое, чтобы появиться на экране. И будь вы хоть сам оскароносный Ричард Брукс, вы ничего не можете поделать. Придётся переодеть героиню Тейлор в другое, более пристойное, приличное платье.

Это не исторический анекдот. Это реальная история, произошедшая в 20-х годах в Америке. Режиссёра Эрнста Любича цензоры заставили вырезать из фильма панораму абсолютно пустой комнаты. В одном из зеркал отражался неприличный мраморный зад голого Купидона. Поцелуй на экране длился не более 3 секунд. При этом ноги участников должны были твёрдо стоять на земле. Стоило актрисе согнуть ножку или повиснуть на партнёре, сцена неминуемо вырезалась цензорами. С тех пор много воды утекло. Теперь голливудские режиссёры бесстрашно демонстрируют нам на экране не только пышные бюсты, голые зады и умопомрачительные поцелуи, но и кое-что покрепче. Однако цензура в США никуда не делась. Она просто видоизменилась, перекрасилась как хамелеон.

Четыре маски цензуры в США

 

 

Официально никакой цензуры в США нет. Первая поправка к Конституции гарантирует американцам пять свобод: свобода слова, религии, прессы, собраний и свобода обращаться с жалобами. На деле цензура в Штатах маскируется под заботу о безопасности государства,  душевном спокойствии граждан, ограждение американцев от морального разложения и защиту от терроризма.

 

Цензура рейтингов: кино заканчивается на категории R

 

Времена драконовского кодекса Хейса в Америке давно прошли. Что такое кодекс Хейса, можно прочесть в Википедии. На его место пришла Система рейтингов Американской киноассоциации (MPAA). Система действует с 1968 года и очень успешно, ибо многие правительства других стран поспешили воспользоваться богатым опытом американцев и ввели у себя подобные рейтинги. Вот как она выглядит:

Четыре маски цензуры в США

 

Фильмы, не прошедшие добровольное тестирование на Рейтинге, маркируются буквами NR (not rated). Это неофициальное, то бишь непризнанное ассоциацией обозначение.

 

На первый взгляд, всё благостно. Рейтинг МРАА — это никакая не цензура, говорят основатели. Мы всего лишь оцениваем степень опасности, которую картина может представлять для неокрепшей детской психики. Цель, как видим, благая — дети. Участие в Рейтинге добровольное. Автор волен последовать советам МРАА и вырезать либо переснять рискованные эпизоды, либо выпустить картину в прокат без рейтинга.

 

Вот тут начинается самое интересное. Во-первых, буковки рейтинга напрямую влияют на охват аудитории, а значит, на количество бабла, которое заработает продюсер  и иже с ним. Логично, что фильм с рейтингом G смогут посмотреть все зрители без исключения, включая младенцев. А вот картину NC-17 — только зрители старше 17 лет. Более того, фильм ожидают серьёзные ограничения в рекламе.  Издатели стремятся максимально расширить зрительскую аудиторию и мягко просят режиссёра вырезать «вот этот неприятный момент. Вы не находите, что без него фильм станет значительно лучше? Позитивней?» Это цензура как она есть. Цензура денег. Фильмов категории NC-17 в США выходят единицы. В 2102 году таких картин было всего две (!).

 

«То, что сейчас пытаются делать студии — это вырезать сцены и пытаться смягчить фильм до рейтинга R, чтобы всеми силами избежать NC-17. Это нельзя назвать адекватным использованием системы рейтингов. Все кино отныне заканчивается на категории R» (Джон Фитиан, президент национальной ассоциации кинотеатров)

Четыре маски цензуры в США

 

Во-вторых, сам факт рейтингования является пропуском в большое кино. ВМРААвходят 8 крупнейшихкинокомпанийАмерики: The Walt Disney Company, 20th Century Fox, Warner Bros., Sony Pictures, Paramount Pictures, Metro-Goldwyn-Mayer, DreamWorks, Universal Studios. Вышеупомянутые кинокомпании фактически контролируют весь кинематографический рынок Америки. Отказ от присвоения фильму категории = неподчинение всемогущей МРАА. Фильмы, не прошедшие рейтингование, имеют минимальные шансы попасть в широкий прокат или вообще добраться до американского зрителя. Фактически, МРАА диктует свои условия на американском рынке, цензурируя кино по своему усмотрению.

 

В 2012 году 281 картина не прошла процедуру MPAA. Результат? Сборы всех противозаконных картин составили всего -0.5% общего проката. Самый кассовый прошлогодний фильм категории NR собрал всего 3 млн. Название этого фильма я не нашла. Он никому не известен и никому не нужен.

 

Почему же добровольная цензура успешно действует в американском кино уже 46 лет? Создатели фильмов и прокатчики пошли на сделку с правительством.

 

«Добровольная система рейтингов защищает кинопроизводителей и показчиков от вмешательства государства… Показчики заинтересованы в подобной добровольной цензуре и «сделке» с родителями, чтобы не допустить цензуры со стороны государства» (автор цитаты не указан)

 

Если вы всё же прочли статью в Википедии о кодексе Хейса, вы уже знаете, что драконовский кодекс был результатом точно такой же сделки. Прокатчики сами ввели цензуру, чтобы избежать ещё более жестокого вмешательства государства. Не бей меня, хозяин, я сам себя побью!

 

Сходный рейтинг действует и в отношении видеоигр. Присваиванием буковок занимается негосударственная организация Entertainment Software Rating Board (ESRB).

Четыре маски цензуры в США

 

Рейтингование видеоигр оказывает тот же эффект, что и кинорейтинги. Игры категории «только для взрослых» не продаются в магазинах. Монстры игровой индустрии Sony, Nintendo и Microsoft не выпускают их на своих консолях. Судьи из ESRB ведут себя в разы строже, чем товарищи из MPAA. В общественном сознании до сих пор прочно укоренён стереотип «видеоигры — это для детей». На самом деле средний возраст геймера с 2004 года не менялся — 30 лет. Вспомните начало фильма «Волк с Уолл-стрит». Протагонист задувает голой женщине в зад кокаин. Подобная сцена в видеоигре немыслима. А  «Волк с Уолл-стрит» получил «Оскара».

 

Американские литераторы тоже не обошлись без своего кодекса. Их было даже два. В 50-х годах судьи применяли тест Хиклина. Основной критерий звучал так: «Развращает и разлагает ли материал, подозреваемый в непристойности, тех, чьи умы открыты для подобных безнравственных влияний?» Если ответ «Да», то книжка признаётся непристойной. Любопытно, что тест применялся не ко всему литпроизведению целиком, а к любому, произвольно выбранному отрывку. С 1973 года книги (а с недавнего времени фотографии и даже музыкальные произведения) в Америке подвергаются тесту Миллера. Подробно опять-таки можно прочесть в Википедии. Если коротко, тест Миллера выглядит так:

Четыре маски цензуры в США

 

Тест регулярно подвергается критике, но ничего лучшего, увы, американские поборники нравственности пока придумать не смогли. Обратите внимание на расплывчатые формулировки. Что значит «средний человек»? Весьма широкое понятие. Про художественную или литературную ценность я и не говорю. Чётких критериев, понятных любому судье, в литературе не существует. Как определить, является ли интерес «похотливым»? Некоторые могут неправильно возбудиться при виде статуи Венеры Милосской. А порнографический фильм «Глубокая глотка» был (внимание!) разрешён к показу на территории США именно на основании теста Миллера. Отмечу, что под «общественными моральными нормами», упомянутыми в тесте, имеются ввиду нормы, принятые в определённом штате. У законодателей хватило ума признать: приемлемое в Вашингтоне может оказаться непристойным в Техасе.

 

По поводу цензуры в кино, литературе и видеоиграх сломано множество интеллектуальных копий. Влияют ли кровавые фильмы и жестокие видеоигры на психику? Дмитрий Виноградов, застреливший 6 человек, любил играть в мочилово Manhunt, запрещённую в Британии и Германии. Любимой игрой Брейвика была невинная фэнтези-игра Warcraft.

 

 

Цензура политкорректности: что скажет одноногая чернокожая лесбиянка

 

«Что происходит с моим телом? Книга для мальчиков» Линда Мадарас. Это классическая книга для мальчиков-подростков. В декабре 2010 года отец одного из школьников пожаловался, что данная возмутительная и развращающая книга может попасть в руки его восьмилетнего сына. Результат — книга изъята из 21 школьной библиотеки штата Техас. По сведениям Американской библиотечной организации, «Книга для мальчиков» — лидер в списке наиболее часто запрещаемых книг в США.

 

Серия «Гарри Поттер» Джоан Роулинг. Запрещена в 2007 году в городе Уэйкфилд, штат Массачусетс. Пастор одной из школ счёл, что книга про колдовство неприемлема для маленьких католиков.
«Паутинка Шарлотты» Элвин Уайтт. Сказка о дружбе между поросёнком и паучком. Группа родителей из штата Канзас посчитали, что говорящие животные — это чистой воды богохульство. Только человек наделён способностью общаться с помощью слов. Результат: книга изъята из библиотек.

 

Таких примеров множество. Обратите внимание: книги изъяты не чиновниками, а по настоянию самих граждан. Официальной цензуры литературных произведений в США как бы нет. Граждане сами, добровольно, цензурируют книги. Цензура в Америке если и существует, то, конечно, демократическая.  Народная. Первая поправка к Конституции США гарантирует всем гражданам право обращаться с жалобами. Хорошая поправка. Но результатом её зачастую становится абсурдные запреты по примеру приведённых выше. Граждане сами охраняют себя от тлетворного влияния литературы, музыки, кино.  Откуда же в головах американских граждан взялся столь строгий цензор? Подозреваю, что это влияние одной из главных ценностей американского общества — политкорректности.

 

Четыре маски цензуры в США

 

Суть её прекрасно изложил Рэй Брэдбери в бессмертной «451 градус по Фаренгейту»:

 

«Вы должны понять, сколь огромна наша цивилизация. Она так велика, что мы не  можем допустить волнений  и недовольства среди составляющих ее групп... Цветным  не нравится книга «Маленький черный Самбо». Сжечь ее. Белым неприятна «Хижина  дяди Тома».  Сжечь и ее тоже. Кто-то написал книгу о том, что  курение предрасполагает  к раку легких. Табачные  фабриканты в  панике. Сжечь  эту  книгу. Нужна безмятежность, Монтэг, спокойствие. Прочь все, что рождает тревогу».

 

Политкорректность — это инструмент демократической цензуры. Политкорректность обязывает вас замалчивать правду/искажать правду, если правда для кого-то обидна или невыгодна. Причина засилья политкорректности — своеобразный культ меньшинств в современной Америке.В американских университетах студентов обучают избегать словосочетаний типа «чёрная магия», «чёрный юмор», «белая магия», «белый флаг перемирия». Это может обидеть негров и способствовать укреплению стереотипа о том, что чёрный=плохой, а белый=хороший. Американским режиссёрам рекомендуется включать в состав актёров хотя бы одного негра (желательно положительный персонаж), представителя сексуальных меньшинств и сильного персонажа женского пола.

К слову, лейтенант Рипли в культовом фильме «Чужой» задумывался мужчиной. Если бы не американская политкорректность, ценители фантастики лишились бы одной из самых эффектных сцен в мировом кинематографе, где Сигурни Уивер в эротичном нижнем белье  борется с космическим монстром. Иногда политкорректная цензура не так уж и вредна 

Четыре маски цензуры в США

 

Фактически, главным цензором в современной Америке является собирательный образ угнетаемого меньшинства — гипотетическая чернокожая одноногая и нищая лесбиянка с избыточным весом. Сочиняя книгу или снимая кино, американский режиссёр и писатель вынужден постоянно оглядываться на общественное мнение. А общественное мнение в Америке свирепей любой официальной цензуры.

 

В  отчёте Google Transparency Report  по количеству запросов на удаление контента традиционно лидируют Соединённые Штаты. Так, в январе-июне 2013 по распоряжению судов было послано 438 запросов на удаление. 55% из них было выполнено.

Цензура объективности: запрет на собственное мнение

 

Анна Арутюнян в своей статье «Стеклянный занавес Америки» пишет, что штатовские журналисты обязаны быть объективными. Под объективностью подразумевается нейтральность. Точки зрения, представленные в статье, считаются равноценными и равноправными. Никакой предвзятости: расовой, гендерной, экономической, политической. Это приводит к тому, что журналист  в Америке вообще не имеет никакой точки зрения. Вообще не имеет никакого мнения.  Из американской журналистики изгнаны оценка и аналитическое суждение, пишет Арутюнян. Произошла подмена понятий. Объективность заменена нейтральностью. Правда заменена стремлением не задеть ничьих интересов и не оскорбить ничьих чувств. Так неангажированность превращается в цензуру.

Четыре маски цензуры в США

 

Американский журналист обязан быть нейтральным не только на работе, но и в частной жизни. Арутюнян приводит в пример Линду Грейнхауз, репортёра «Нью-Йорк таймс». Линда приняла участие в демонстрации за право на аборт. Её чуть не уволили, указав, что раз она пишет на темы Верховного суда США, значит, не имеет права посещать подобные мероприятия даже как частный человек.

 

Патриотическая цензура: национальная безопасность превыше всего

 

В 1940 году в США был принят так называемый Акт Смита. Согласно этому закону любой, кто «сознательно или умышленно защищает, подстрекает, консультирует или преподает об обязанности, необходимости, желательности или правильности свержения правительства Соединенных Штатов или правительств каких-либо штатов, территорий, округов и владений вооруженным путем или с помощью насилия, или организации какого-либо объединения, которое обучает, консультирует или подстрекает к свержению, или всякого, кто стал членом или связан с какими-либо подобными объединениями» считается преступником. Закон вводил цензуру и открыл дорогу мощным политическим репрессиям.  В основном, закон применялся против американских коммунистов и троцкистов. Закон считается действующим и поныне, хотя в последний раз его применяли в 1961 году.

 

После трагедии 11 сентября 2001 года Джордж Буш подписал так называемый Патриотический акт. В целях защиты граждан от террористической угрозы полиции и правительству предоставлялись весьма и весьма широкие полномочия по надзору за американцами. Скандал разразился в 2013 году. Стало известно, что в рамках секретной операции «Призма» Американское агентство безопасности (АНБ) негласно следит за каждым. Интернет-провайдеры и телефонные операторы передают информацию спецслужбам. Спецслужбы получили право просматривать библиотечные формуляры, чтобы узнать, не читают ли американцы чего-нибудь противозаконного.  Сведения о тотальной и, в сущности, противозаконной слежке (а как же Четвёртая поправка к Конституции?! —  возопили американцы) передал бывший сотрудник ЦРУ Эдвард Сноуден.

 

Как писала  Вашингтон Пост, в 2010 году АНБ записало около 1.7 млрд. телефонных разговоров и электронных сообщений. Было перехвачено примерно 5 млрд. записей о передвижении владельцев мобильных телефонов.

 

Конфиденциальность фактически была принесена в жертву национальной безопасности. В ответ на критику «Призмы» и резонные возмущения Барак Обама высказался так:

 

«Безопасность и личная информация не могут быть отделены друг от друга на 100%, каждый человек должен принимать это».

Четыре маски цензуры в США

 

Формально цензуры как бы нет. Говорить можно что угодно. Но следует хорошенько «фильтровать базар», потому что любое неосторожное слово может привлечь внимание спецслужб.

 

В 2013 году Джеффри Кантор искал в Google информацию о том, как построить радиоуправляемый самолёт. Коварный поисковик в качестве подсказки предложил ему вариант «как построить радиоуправляемую бомбу». Кантор механически нажал «Ввод» и жизнь его превратилась в кошмар. Его уволили с работы. Кантор был сотрудником компании-поставщика ПО, которая сотрудничала с Министерством обороны США. К нему домой регулярно наведываются федералы, а на машину установлен GPS-передатчик.

 

Личная безопасность человека перед государством приносится в жертву национальной безопасности.

 

В целях защиты национальной безопасности Пентагон и ЦРУ оказывают давление и на журналистов.

 

В 2010 году по просьбе ЦРУ новостные агентства США скрыли информацию о том, что застреливший в Пакистане двух человек сотрудник американского посольства на самом деле является сотрудником ЦРУ. Во время войны в Ираке репортёры жаловались, что сотрудники Пентагона мешают им «выполнять свою работу». Кристина Боржессон, бывший репортёр CNN, сравнивает журналистов со стенографистками правительства.

 

Зачем будоражить неокрепшие умы простых граждан информацией о не совсем этичном поведении правительства? Это может привести к нежелательным волнениям и, более того, к попыткам свержения политического режима. Это непатриотично, в конце концов. Это подрывает основы государственности. Общественное спокойствие и порядок прежде всего. Патриотизм стал ещё одной маской цензуры. Забота о национальной безопасности даёт право умалчивать/искажать правду.

Четыре маски цензуры в США

 

На сайте  Freedom Hause США помечены зелёным цветом. Это означает свободная страна. Беда в том, что организация на 80% финансируется правительством США. Во Всемирном рейтинге свободы прессы, который ежегодно составляет некоммерческая организация «Репортёры без границ» США в 2013 году заняли 46 место. В прошлых рейтингах Штаты находились на 32 месте.

 

Что это значит? Самое демократическая страна в мире потихоньку превращается в полицейское государство? Ограничение свободы информации проводится под беспроигрышными лозунгами  национальной безопасности,  политкорректности и морального здоровья.

Главная особенность американской цензуры — то, что она добровольная. Американцы успешно цензурируют себя сами, чтобы избежать ещё более жесткой государственной цензуры.

 

А как вы думаете: нужна ли цензура и насколько строгой она должна быть?

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Факты мира
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector